Статья

Суденко В. Е., Абдулмеджидова Д. Х. Этические вопросы при производстве следственных действий

УДК 343.13

Аннотация. Рассматриваются проблемные вопросы этики следователя при производстве следственных действий, осмотре места происшествия, обысках, освидетельствовании, допросах подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, свидетелей и некоторых других участников уголовного судопроизводства. Проблемы этики в деятельности следователя могут возникать в процессе расследования преступлений, совершенных, в том числе и на объектах инфраструктуры железнодорожного и иных видов транспорта. Уделяется особое внимание раскрытию отдельных ситуаций, приводящих к профессиональной деформации следователя, что, в конечном итоге, самым отрицательным образом влияет на взаимоотношения между следователем и допрашиваемыми лицами. Выделяются основные требования к поведению следователя и способы установления и поддержания психологического контакта между ним и проходящим по делу лицом.

Ключевые слова: следователь; предварительное расследование; уголовное судопроизводство; культура допроса; профессиональная деформация.

Ethical issues in the production investigative actions

Abstract. This article presents the problematic ethics of the investigator in investigative actions, the scene inspection, searches, survey, interrogations of suspects, accused, victims, witnesses and other participants in criminal proceedings. Ethical issues in the activities of the investigator might arise in the process of investigating crimes committed, including infrastructure, railway and other modes of transport. Special attention is paid to disclosure of individual situations, leading to professional deformation of the investigator, which in the end, the most negative impact on the relationship between the investigator and the interrogated persons. Basic requirements for the behavior of the investigator and the ways of establishing and maintaining psychological contact between him and passing on the case face.

Keywords: investigator; preliminary investigation; criminal justice; culture of questioning; professional deformation.


Уголовно-процессуальные действия представляют собой строго регламентированные Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации (далее — УПК РФ) действия, определенные по пространству, кругу лиц и во времени. Процессуальные действия — есть родовое понятие, в которое входят следственные действия в виде их составной части. Говоря о следственных действиях, отметим, что таковыми являются действия уполномоченных на то соответствующих должностных лиц, которые установлены и строго урегулированы УПК РФ и нацелены на обнаружение, сбор и проверку информации о доказательствах по уголовному делу. Все следственные действия могут быть обеспечены государственным принуждением. В процессе производства следственных действий следователь добывает доказательства и осуществляет их проверку методами и способами, регулируемыми уголовно-процессуальным законодательством. При этом указанные методы и способы обнаружения, закрепления и проверки доказательств не должны осуществляться в ущерб чести и достоинства других лиц, в том числе потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, свидетелей и всех, проходящих по уголовному делу. В УПК РФ содержатся некоторые процессуально-правовые нормы, непосредственно направленные на выполнение лицом, осуществляющем расследование уголовного дела, требований о соблюдении нравственного критерия при производстве любого следственного действия. Иными словами, уголовный процесс (и не только уголовный) должен соответствовать требованиям этики, морали и нравственности.

Обращаясь к этике, отметим, что это философская наука о нравственности, исследующая конечную цель жизни человека и его поведения, которая направляет каждого из нас на достижение поставленной данным лицом перед собой цели либо ведет к отклонению от нее. В научный обиход термин «этика» введен Аристотелем и восходит к греческому слову «ethos» — обычай, характер [1], означающий способ бытия, единое уложение, порядок везде и всюду, в том числе в существовании человека, в его жизни, в его доме.

Нравственность, по нашему мнению, — есть совокупность принципов, привычек, норм, регулирующих отношения между людьми в обществе, но оцениваемых только с точки зрения добра и зла.

Требования этики, относящиеся к человеку, намного выше правовых требований, поскольку этические требования — есть идеал, т.е. то, как с точки зрения справедливости [2] должно быть, тогда как нормы права определяют существующее положение для достижения идеала. Это относится и к морали, осуждающей нечестность, алчность, непорядочность и т.п., в то время как право нацелено на пресечение опасных для общества злостных проявлений. Гегель Георг Вильгельм Фридрих полагает, что авторитет законов нравственных намного выше [3] в сравнении с авторитетом законов правовых.

Вернемся к нравственности применительно к процессу расследования транспортных преступлений, которая, как правило, материализуется посредством запретов, предусмотренных уголовно-процессуальными нормами УПК РФ, к которым можно отнести:

  • запрещение таких действий, которые унижают честь и достоинство человека;
  • запрещение разглашения сведений о тех сторонах жизни лица, которые носят интимный характер;
  • запрещение добиваться показаний с применением насилия, угроз насилием, шантажа и других подобных мер и т.д.

Необходимо обязательно остановиться на том, что этическая сторона должна присутствовать на протяжении не только раскрытия преступления, но и во время предварительного расследования, и рассмотрения дела в суде.

Среди всей совокупности требований нравственности при производстве следственных действий попытаемся акцентировать наше внимание на тех, которые характерны для любых следственных действий и для следственной тактики их производства. Безусловно, помимо требований справедливости, гуманизма, уважительного отношения к чести и достоинству граждан, необходимо следовать и другим нравственным правилам, на первый взгляд вроде бы и не относящихся к этике поведения следователя, но так или иначе взаимосвязанным с расследованием уголовного дела:

  • проведение расследования строго в рамках уголовно-процессуального закона;
  • исключение в процессе расследования предвзятого, тенденциозного отношения к тому или иному лицу, неоправданной подозрительности, обвинительного уклона;
  • неукоснительное следование соблюдению культуры уголовного процесса;
  • производство любого следственного действия должно быть нацелено на избежание причинения вреда не только отдельному человеку, но и организации, коллективу, обществу в целом;
  • соблюдение принципа объективности и принципиальности.

Как свидетельствует практика расследования уголовных дел, в том числе по транспортным преступлениям и по преступлениям, совершаемым на объектах транспорта, в этом процессе, к сожалению, почти всегда можно встретить отрицательные моменты не только относящиеся к несоблюдению уголовно-процессуального закона, но и нередкое игнорирование основных требований этических норм, среди которых:

  • несвоевременное обеспечение прав участников следственных действий, а то и их полное игнорирование. Особенно это относится к потерпевшим, которым не объясняют их права либо объясняют поверхностно;
  • волокита при производстве первоначальных следственных действий либо пассивное несвоевременное их осуществление, приводящее к утрате доказательств, появлению «висяков», т.е. преступлений, которые не были раскрыты. Здесь особенно отметим преступления, совершаемых в поездах, электричках и т.п., когда место происшествия убывает в одну сторону, потерпевший либо остается на станции, либо уезжает в другую сторону, а лица, совершившие преступление, скрываются вообще неизвестно куда;
  • проверка только одной единственной версии, имеющей обвинительный характер, когда следователь стремится любым способом, нередко противоправным, как можно скорее закончить расследование и направить уголовное дело прокурору на утверждение обвинительного заключения;
  • недобросовестное изучение всех имеющихся следственных документов, доказательств, халатное отношение к их сохранности;
  • нерадивое отношение к тактике производства конкретных следственных действий, особенно такого, как осмотр места происшествия — важнейшее средство обнаружения и закрепления доказательств.

К сожалению, можно встретить и умышленное искажение материалов предварительного расследования. Отдельные упущения в следственной деятельности можно отнести на отсутствие даже среднего уровня профессионализма, даже небольшого опыта следственной работы, что объясняется постоянными кадровыми перестановками, а вернее кадровой чехардой, кадровой текучкой. Вместе с тем, по нашему мнению, отрицательное значение имеют и упущения в воспитании и укреплении у следователей чувства профессионального долга, когда, наоборот, следователи начинают проявлять правовой нигилизм процессуального характера. У многих молодых следователей еще до начала своей следственной деятельности проявляются, можно сказать, зачатки профессиональной деформации, обусловленные не только дефектами их профессионального долга, совести, личной чести, но и довольно низким уровнем даже общей культуры, не говоря уже о культуре правовой. И если у многоопытных следователей возможна подобная деформация по истечении десятков лет практической работы, то у молодых, только начинающих, она (профессиональная деформация) зачастую уже проявляется на самом начальном периоде следственной работы. Немаловажную отрицательную роль играют многочисленные случаи преступного поведения не только рядовых следователей, но и руководителей следственных подразделений и даже руководителей правоохранительных органов. Разъедающая опухоль коррупции, взяточничества, злоупотребления должностными полномочиями очень быстро проникает в еще не окрепшие умы молодых следователей и оперативных работников, и даже студентов юридических факультетов и специальностей, которые видя, что творится кругом, начинают заранее представлять себя в роли не совсем честного следователя (оперативного работника), основным устремлением которого после окончания вуза становится получение материальных благ, приобретаемых не совсем честными способами.

Для целей преодоления приведенных и других недостатков необходимо устранение весьма многих причин как объективного, так и субъективного характера. Говоря о деятельности следователя во время производства любого следственного действия, отметим, что только при строжайшем соблюдении уголовно-процессуального закона эта работа будет успешной и эффективной. Помимо этого, прежде всего сам следователь должен так организовать свою работу, чтобы была создана здоровая нравственная атмосфера с обязательным уважением чести и достоинства всех участников того следственного действия, которое он проводит.

Следователь должен быть объективным при оценке как вины подозреваемого и обвиняемого в совершении преступления лица, так и его невиновности, следуя народной мудрости: не делай сам того, чего не хочешь получить от других. Иными словами, следователю необходимо стремиться установить объективную истину по уголовному делу, о которой, к сожалению, в УПК РФ не сказано ни слова. Следователь, как борец не только за справедливость, но и за моральное здоровье окружающих, в том числе проходящих по уголовному делу, должен, прежде всего, сам обладать нравственной чистотой, проявляя свою социальную активность не только в виде обвинительного характера, но и характера оправдательного, чтобы не привлечь к уголовной ответственности невиновного в совершении преступления.

Необходимо отметить, что ни один общественный строй, какими бы лозунгами он не пользовался, не способен автоматически сделать людей порядочными и счастливыми. В любом обществе, к сожалению, были, есть и будут люди, удовлетворяющие свои потребности и прихоти противоправными средствами, однако это не означает, что ко всем подобным лицам следует относиться только с обвинительной позиции. С этой точки зрения надо обратиться к законодателю, который в ст. 61 Уголовного кодекса Российской Федерации приводит перечень обстоятельств, смягчающих наказание, и, естественно, положительно влияющих на уголовную ответственность и далее на наказание. Следователь должен обязательно учитывать такие обстоятельства, поскольку виновное лицо, к примеру, могло действовать в силу сложившихся тяжелых жизненных обстоятельств, а это требует более внимательного к нему подхода.

Безусловно, совсем иначе необходимо относится к тем, кто совершает тяжкое преступление, кто раньше был неоднократно судимым, кто не сделал из этого соответствующих выводов и продолжает умышленно нарушать не только требования морали, нравственности, но и требования уголовного закона. Как было сказано, ни один общественный строй, ни социалистический, ни капиталистический, ни иной другой, автоматически не делает человека законопослушным, честным, порядочным, поскольку это привилегия самого человека как основного деятеля своей жизни. Некоторые следователи, постоянно встречаясь с подобными подозреваемыми и обвиняемыми, нередко и сами подвергаются профессиональной деформации, начинают относиться ко всем подследственным с единственной меркой — виновен, для подтверждения чего нередко используют методы морального (и не только) давления, лишь бы заставить лицо признаться в совершении того или иного преступления, которое оно, возможно, и не совершало.

На работниках правоохранительных органов, прежде всего на следователях, лежит повышенная ответственность за нравственный климат не только в своем коллективе, но даже в обществе. В их деятельности фокусируются многочисленные общественные связи, как положительного, так и негативного характера, поэтому именно они должны быть проводниками нравственных ценностей, противоположных социальному иждивенчеству, особенно ярко проявляющемуся при совершении преступлений. При нарушении следователями порядка и правил обращения с подозреваемым, обвиняемым, с другими участниками предварительного расследования (потерпевшими, свидетелями, гражданским истцом и т.д.), процессуального порядка производства следственных действий это сразу приобретает социальный смысл и общественный резонанс.

Наиболее часто следователю приходится общаться с допрашиваемым лицом. Как свидетельствуют научные исследования, допрос — самое распространенное следственное действие, вряд ли можно найти уголовное дело, в котором отсутствовали бы допросы. Следователи затрачивают на допросы более четверти своего рабочего времени. При расследовании любых преступлений допрос — неотъемлемое, обязательное следственное действие. По уголовному делу может не быть каких-то других следственных действий, но допрос будет всегда. Без допроса нет уголовного дела, а кроме того, допрос — старейший источник получения доказательств.

Сложность допроса заключается в том, что допрашиваемый не всегда желает дать достоверные сведения, что зависит от его позиции давать правдивые показания или же скрыть правду [4]. В то же время даже если лицо желает дать правдивые показания, они, тем не менее, не всегда соответствуют действительности в связи с добросовестным заблуждением допрашиваемого при наблюдении события, его неполного восприятия, забывчивости. И если следователь знает об ошибочности показаний допрашиваемого, но не может как-то повлиять на него, он может не сдержаться, вспылить и т.п., т.е. сам следователь создает нервную ситуацию. В подобных случаях следователь должен вежливо вскрыть возможное добросовестное заблуждение допрашиваемого и отразить это в показаниях во избежание неверного отражения события; помочь в восстановлении в памяти возможно забытой части ранее воспринятого. Если же лицо умышленно скрывает правду, необходимо изобличить его и добиться изменения его психологической установки, чтобы получить правдивые показания, но не выходя из себя и не унижая чести и достоинства допрашиваемого.

Следователь должен найти индивидуальный подход к допрашиваемому лицу, ибо каждый человек имеет свои психические, профессиональные, иные личные качества, которые имеются и у следователя, и, например, у допрашиваемого. Поэтому следует учитывать индивидуальные особенности личности допрашиваемого.

Важнейшая задача следователя при допросе — установить психологический контакт с допрашиваемым, установить такое взаимоотношение следователя с ним, при котором последний сознательно и добровольно предоставляет следователю важную для дела информацию. Установить психологический контакт — значит создать атмосферу допроса, при которой допрашиваемое лицо поверит следователю, понимая его обязанности и задачи, увидит отсутствие в действиях следователя личных мотивов, осознает потребность в своих показаниях для установления истины. Именно поэтому необходимо обязательно учитывать психику, культуру, образование, профессию, мировоззрение личности. Рассчитывать на получение объективной и полной информации можно только тогда, когда допрашиваемое лицо будет готово добросовестно сотрудничать со следствием.

Психологический контакт устанавливается авторитетом следователя, сочетанием его благожелательности, готовности видеть в допрашиваемом живого человека, облегчить в рамках закона его участь с твердостью в проведении линии следствия, непреклонностью в принципиальных вопросах. В то же время психологический контакт между следователем и допрашиваемым не означает их процессуального равенства, отношения между ними — это отношения между представителем государства и частным лицом.

Для установления психологического контакта следует проявлять заинтересованность судьбой подозреваемого (обвиняемого), проявлять со своей стороны человечность, для чего необходимо исключить сухость, безразличие к судьбе допрашиваемого, формальное отношение к его показаниям, быть ровным и корректным с ним. Следователь должен так поставить себя, чтобы допрашиваемому стало ясно — следователь стремится только к установлению объективной истины [5], но не к «навешиванию» на него нераскрытого преступления.


Литература

  1. Словарь иностранных слов. — М., 1980. — С. 608.
  2. Суденко, В. Е. Принцип справедливости в уголовном законодательстве // Вестник Ассоциации вузов туризма и сервиса. — 2010. — № 1. — С. 75—82.
  3. Гегель, Г. В. Ф. Философия права // Соч. — Т. VII. — М., 1934. — С. 45.
  4. Суденко, В. Е. Психолого-криминалистический портрет серийного убийцы. Сб.: Раскрытие и расследование преступлений серийных и прошлых лет / Материалы Международной научно-практической конференции Следственного комитета РФ / под общ. ред. А. И. Бастрыкина. — М., 2017. — С. 404—408.
  5. Суденко, В. Е. Объективная истина как цель уголовного процесса при расследовании транспортных преступлений // Транспортное право и безопасность. — 2017. — № 9 (21). — С. 66—73.

Literature

  1. Dictionary of foreign words. — M., 1980. — P. 608.
  2. Sudenko, V. E. the principle of justice in criminal law // Bulletin Of the Association of universities of tourism and service. — 2010. — № 1. — P. 75—82.
  3. Hegel, G. W. F. Philosophy of law // Works. — T. VII. — M., 1934. — P. 45.
  4. Sudenko, V. E. Psychological and criminalistic portrait of a serial killer. Sat.: Disclosure and investigation of crimes of a serial and previous years // Materials of International scientific-practical conference of the Investigative Committee of the Russian Federation / ed. by A. I. Bastrykin. — M., 2017. — P. 404—408.
  5. Sudenko, V. E. Objective truth as a goal of criminal proceedings in the investigation of transport crimes // Transport law and security. — 2017. — № 9 (21). — P. 66—73.

Другие статьи автора или выпуска: , ,